Русская Община Резекне







afisha
afisha
afisha

Защита русских школ как матрица для культурной автономии. 1. Принудительная ассимиляция как метод интеграции общества?

Дата добавления (г-м-д): 2017-11-24

Автор: Валерий Бухвалов, Dr.paed.

Защита русских школ как матрица для культурной автономии

 

1. Принудительная ассимиляция как метод интеграции общества?

 

«Нет убедительности в поношениях;

и нет истины, где нет любви».

А.С. Пушкин

 

Любая управленческая структура, будь то правительство или министерство образования и науки имеет духовные основания, которые определяются мировоззренческими доминантами ее руководителей. И именно духовные доминанты играют решающую роль в выборе методов и форм достижения целей, которые эти структуры пытаются воплотить. Многолетними целевыми установками латвийской политэлиты являются единая политическая нация, интеграция общества, укрепление позиций государственного языка, качественное школьное образование. Несомненно, это благородные цели, направленные на укрепление государства, но процесс их достижения только усиливает конфронтацию в обществе.

И причина тому - средства, которые основаны на духовной ненависти – принудительная ассимиляция инородцев через систему образования, языковые ограничения возможностей профессиональной реализации и даже общественно-политической активности, пропаганда русофобии в общественных отношениях и в борьбе за власть. Дискриминация нацменьшинств и в первую очередь русской диаспоры в сфере образования является также ограничением прав на сохранение национально-культурных традиций, что прямо противоречит Сатверсме. И последние заявления министра образования о почти полном переводе (кроме русского языка и литературы) преподавания в русских школах на латышский язык с 202020121 учебного из той же серии – интегрировать общество принудительной ассимиляцией. Какое объединение может быть на основе ненависти?

Проблема сохранения русской культурной идентичности – это одна из главных проблем дошкольного и школьного образования. Все вопросы исторической перспективы русской общины в Латвии следует рассматривать сквозь призму решений именно этой проблемы. Проще говоря, сохранение русской диаспоры в Латвии, как субъекта культуры во многом определяется формированием и сохранением русского самосознания.

Государство, в Сатверсме которого, в 114 статье записано, что лица, принадлежащие к национальным меньшинствам имеют право на сохранение своего языка и национальной культуры, должно оказывать всяческое содействие для реализации этой нормы основного закона. Власти уже много лет делают вид, что такой статьи в Сатверсме нет, а если им напоминают о ее существовании, то они отговариваются чем-то вроде – ну это личное дело каждого, сохранять ему свою культурную идентичность или нет. Но Сатверсме – это не свод правил частной жизни, а основной закон, в котором прописаны нормы жизни всего государства, в том числе и отношение к сохранению культурных традиций национальных меньшинств.

Начиная с середины девяностых годов, большая часть того, что министерство образования и науки делало для развития русских и других национальных школ было направлено преимущественно на увеличение доли государственного языка в преподавании предметов. Делалось это без какого-либо научного обоснования этих нововведений.

Что касается методического обеспечения для билингвального обучения, то и здесь, в конце концов, решили просто перейти на учебники и пособия на латышском языке. И первая проблема в том, что в каждом классе русских школ имеются дети, которые не могут успешно изучать предметы не только на латышском языке, но даже и при 40% билингвизма. Таких детей до 25%, а в некоторых классах и больше. Этим детям нужны очень ограниченные модели билингвизма – не более 10-20% от времени урока, но таких моделей по многим предметам уже нет, а через три года, может не стать и вовсе. Значит, для части русских детей возможности получения хотя бы основного образования будут ухудшены, часть детей останется вообще без школьного образования. Если это не дискриминация по языку, то что тогда является дискриминацией?

Вторая проблема в том, что обучение только на латышском языке приводит к разрушению процесса формирования русской культурной идентичности учащихся, который худо-бедно, но до сих пор сохраняется в русских школах. А это значит, что полная латышизация русских школ нарушает 114 статью Сатверсме – вместо обеспечения права на сохранение культурной идентичности, власти сами нарушают его.

Формирование культурной идентичности учащихся осуществляется главным образом в процессе дошкольного и школьного образования. Возможно ли формирование культурной идентичности в условиях домашнего обучения или в рамках занятий воскресных школ? Да, частично возможно, но только частично. Русская культурная идентичность в очень упрощенной формулировке есть совокупность взаимосвязанных духовно-историко-культурных моделей мировоззрения личности, которые создавались в процессе исторического развития Русской цивилизации и представляют собой цивилизационный код развития. Эти модели являются основами для оценки событий, выбора решений и планирования деятельности, что и составляет русский стиль жизни.

Усвоение таких моделей в процессе изучения исторических событий и культурных достижений, приводит к воспитанию у детей мировоззренческих доминант устремленности к духовным идеалам любви. Для того, чтобы быть русским недостаточно говорить на русском языке, знать историю и культуру России, таких знатоков немало среди людей разных национальностей. Чтобы быть русским нужно быть солидарным с судьбой русского народа, воспринимать ее как свою собственную и определять православные духовные идеалы во всех своих делах выше земных благ, даже если ты считаешь себя неверующим в Бога. И мы знаем множество примеров из советской истории, в которых многие такие неверующие совершали высокие поступки и подвиги милосердия, нестяжания и братолюбия.

Русская культурная идентичность в школьном образовании формируется всей совокупностью учебной информации и спецификой заданий. Ведущую роль играют история и русская словесность, однако не менее важна историко-культурная информация и по другим предметам, когда дети знакомятся с биографиями выдающихся русских ученых, художников, композиторов, инженеров, врачей, изобретателей, а также с культурными достижениями. Наиболее ценно, если такое изучение построено в сравнении с историческими событиями и культурными достижениями Европы и мира. Понятно, что языком формирования русской культурной идентичности должен быть русский язык.

Все ли благополучно в настоящее время в русских школах в плане формирования русской культурной идентичности? Нет, далеко не все, как уже было сказано русские школы сегодня лишь в определенной мере формируют культурную идентичность детей. Уже сегодня необходимо выполнение ряда условий, без которых невозможно выполнить 114 статью Сатверсме и тем самым сохранить культурную идентичность детей. Почему об этом не говорит министр образования или он только министр билингвального обучения? Ведь образование – это воспитание у ребенка культурного образа, который обеспечивает его жизненный успех, а билингвальное обучение – дает лишь узкую компетенцию в ограниченных профессиональных сферах.

Первое условие можно выполнить в течение нескольких месяцев – поручить группе педагогов-практиков и ученых составить стандарт русской культурной идентичности по образцу предметных стандартов. Этот документ должен включать в себя содержание предметов школьной программы, с помощью которых происходит формирование русской культурной идентичности учащихся. И это не только тематические информационные материалы, но и наборы творческих, исследовательских заданий, социально значимых проектов, с помощью которых теоретические понятия переводятся на уровень убеждений. Плюс к этому методические рекомендации для оптимального усвоения стандарта.

Завершением этой работы должны стать региональные научно-практические конференции для педагогов по обсуждению стандарта и путей его реализации в школах. Понятно, что содержание стандарта в школах необходимо изучать на русском языке. И уже сейчас можно предположить, что нынешнее соотношение 40% на латышском языке 60% на русском языке в 7-9 классах и 60% на латышском языке и 40% на русском языке в 10-12 классах возможно придется пересмотреть. В сторону увеличения объема русского языка. Все-таки политические спекуляции и научные рекомендации всегда сильно различаются, особенно в школьном образовании.

Итак, несколько месяцев для подготовки стандарта, затем реализация под контролем ученых, закупка в России учебников по основам русской культуры, организация курсов повышения квалификации для учителей с приглашением российских специалистов – все это в комплексе поможет значительно повысить качество воспитания у наших детей русской идентичности. И даже если часть предметов будет преподаваться на латышском языке, то при выполнении требований стандарта у родителей будет уверенность в том, что их дети в целом сохранят русскую культурную идентичность. Можно даже уверенно сказать, что подобное отношение было бы разумным и исключало бы любые недовольства. Неплохо было, если бы власти извинились бы перед русской диаспорой за многолетнюю дискриминацию детей и принудительную ассимиляцию.

Если же родители желают, чтобы их ребенок приобрел латышскую культурную идентичность – отправляют его в латышскую школу и все дела. В демократическом правовом латвийском государстве каждому должен быть предоставлен выбор культурной идентичности.

Что вы сказали? Латвия не является в полной мере демократическим и правовым государством? В Латвии нацменьшинства подвергаются дискриминации и прежде всего в сфере школьного образования?

Оказывается, еще в 1995 году Латвия подписалаРамочную конвенцию о защите национальных меньшинств. В статье 14, п.2. конвенции сказано: «В регионах со значительным или традиционным присутствием лиц, принадлежащих к нацменьшинствам, стороны, насколько это возможно и в рамках своих образовательных систем, в случае достаточной потребности в этом, стремятся обеспечить, чтобы лица, принадлежащие к этим меньшинствам, имели надлежащие возможности изучать язык своего меньшинства или получать образование на этом языке».

До сих пор это было возможно и достаточная потребность была и сохраняется. Да, учащихся становится меньше по объективным причинам, но разве были массовые просьбы или даже требования со стороны родителей учащихся русских школ перевести обучение только на латышский язык, сохранив на русском сам русский язык и литературу? Не было таких требований. Может быть уменьшились возможности продолжать существующие модели образования в русских школах? Нет, ни министр образования, ни премьер, ничего об этом не говорили, никаких расчетов типа латышские школы сохранить можно, а вот русские никак не сохранить не приводилось.

Значит, все потуги в этом плане носят опять-таки политический характер – господа решили продолжать интеграцию общества путем принудительной ассимиляции русской диаспоры. Ну что же, в этом случае требуется противодействие и важно, чтобы защита русских школ стала матрицей для создания русской культурной автономии. Возможно ли такое?

 

Продолжение следует.

Валерий Бухвалов, Dr.paed.