Русская Община Резекне







afisha

Андрей Мамыкин. Все тайное становится явным

Дата добавления (г-м-д): 2015-09-14

Автор: депутат Европарламента Андрей Мамыкин

"Все тайное становится явным". Такое поучительное название рассказу для детей дал его автор Виктор Драгунский. В нем мальчик вместо того, чтобы съесть кашу, вылил ее за окно и думал, что очень хорошо отделался. Однако через какое-то время пришел жаловаться облитый кашей милиционер. Мораль рассказа - объяснить детям, что врать нехорошо, ведь все равно все станет известно. Латвийские политики люди взрослые, но врать и выкручиваться тоже горазды.

Публично латвийские министры искренне удивляются тому, что Европейская комиссия настаивает на квотах на прием беженцев. Они хотят убедить латвийское общество, что слышат об этом в первый раз. Их удивленная реакция трогает, но не убеждает.

Чтобы восстановить провалы в памяти членов правительства, возьмем текст Договора о функционировании Европейского Союза и медленно и громко читаем раздел Иммиграционная политика и политика предоставления убежища.

Там черным по белому написано: "Европейский Союз осуществляет общую политику предоставления убежища, чтобы можно было присвоить статус беженца любому гражданину третьих стран. (..) Если страна ЕС сталкивается с наплывом граждан третьих стран, то Европейская комиссия может предусмотреть мероприятия для помощи этой стране".

А в следующей статье сказано, что на эти мероприятия относится принцип солидарности, в том числе это касается финансовых последствий и принципа честного распределения между странами.

Это, между прочим, основной документ Европейского Союза сила которого выше, чем у латвийской конституции. Вроде ясно написано. Европейской комиссии остается только определить, что является честным распределением между странами. То есть сколько беженцев получит каждая страна ЕС. Эта норма в договоре была принята много лет назад и просто ждала своего часа. А латвийские политики, подписавшиеся под этим договором, скромно молчат. Из этого вытекает, что неожиданности, которая могла застать врасплох латвийских министров, на самом деле нет. Такая ситуация могла наступить и на пару лет раньше, и несколькими годами позже, но в том, что она настанет, сомнений у политиков быть не должно.

А можно ли было не подписываться? Исключение из общего правила касается трех стран: Дании, Великобритании и Ирландии. Дания присоединилась не ко всем договорам ЕС, потому что ее жители на референдуме этого не одобрили. Она имеет право отказаться участвовать в программе приема беженцев. А Великобритания и Ирландия в свое время выторговали для себя исключения. Они могут участвовать в приеме беженцев только если эти страны специально примут об этом решение. Остальные подписавшиеся, в том числе и Латвия, участвовать обязаны.

Возникает вопрос: почему никто из латвийских политиков не возражал и не пытался выбить для Латвии исключение в тот момент, когда принималась эта норма? Именно тогда каша была вылита в окно, и политикам оставалось только надеятся, что об этом никто не узнает.

Мальчик из рассказа Драгунского в качестве поощрения за то, что он хорошо поест каши, должен был идти на интересную экскурсию. А латвийские министры, после того как они подписались под участием в общей политике предоставления убежища ЕС, получили деньги на подготовку к принятию и обустройству потенциальных беженцев в Латвии.

В период с 2007 по 2013 латвийские чиновники успешно "освоили" на беженцев 33 581 112 евро из Европейского фонда беженцев, Европейского фонда возвращения беженцев, Фонда интергации граждан третьих стран и Фонда внешних границ. Это при том, что беженцев в Латвии почти не было. С 2014 по 2020 годы на решение вопроса беженцев запланировано предоставить Латвии еще 29 273 481 евро из Европейского фонда убежища, миграции и интеграции и Фонда внутренней безопасности.

Теперь можете представить, почему европейские чиновники с глубоким недоумением смотрят на латвийских министров, когда те что-то жалобно мямлят про то, что­, дескать, все случилось так неожиданно, что в Латвии нет инфраструктуры для приема беженцев, а латвийские чиновники не готовы к их наплыву. Неудивительно, что вопрос о беженцах внутри правящей коалиции обсуждается так тайно и так нервно. Ведь что надо срочно что-то придумать в свое оправдание, а времени нет. Так как в двери уже стучится облитое кашей латвийское общество.