Русская Община Резекне







afisha
afisha
afisha

Почему национализм тормозит развитие страны

Дата добавления (г-м-д): 2016-06-06

Автор: Альф Ванагс , http://rus.delfi.lv/news/daily/ineterview/polza-ot-skvoznyakov-alf-vanags-o-tom-kak-strahi-i-nacionalizm-tormozyat-razvitie-strany.d?id=47519093&page=1

- Есть разные экспертные методики, как оценивать сегодняшнее состояние латвийской экономики. Одни называют это "кризисом", другие — "стагнацией", третьи — "историей успеха". Вы к какой теории больше тяготеете?

- Мы были в кризисе, но я не считаю, что мы сейчас находимся в кризисе. Это ближе к стагнации. Но стагнирует больше не экономика, а наше общество. У нас по-прежнему много предубеждений и страхов, которые мешают движению вперед. И это, конечно, отражается и на экономике.

- Какие страхи вы имеете в виду?

- Возьмем банальный пример. Люди верят, если вы сидите на сквозняке, то можете заболеть. И поэтому они требуют закрыть окно в такси. Я сидел на сквозняке всю жизнь, и ничего со мной не случилось.

- Видимо, другой пример — страх колебаний курса валюты. Вы были одним из тех немногих экономистов, кто в период кризиса 2008-го открыто выступал за необходимость девальвации лата. Вы по-прежнему уверены в правоте своего подхода?

- Да. Я думаю, что в то время это было бы самым правильным решением. Девальвация дала бы больше пространства для развития. И, думаю, многие люди поддерживали эту идею. Но Центробанк во главе с Илмаром Римшевичем был категорически против. Впрочем, сейчас это уже история.

- Политические деятели тоже тогда боялись девальвации, поскольку большая часть населения имела ипотечные кредиты в евро, а доходы — в латах.

- Да, конечно. Но вспомните, что они сделали вместо этого? Понизили зарплаты. По воздействию это была та же самая скрытая девальвация, просто более продолжительная и с меньшей эффективностью.

- У вас есть ответ на вопрос, куда должна двигаться латвийская экономика сейчас, когда она настолько неразрывно связана с политикой — внутренней и международной?

- Что делать с экономикой — это волшебный вопрос. Не могу сказать, что у меня есть конкретный ответ. Но у меня есть понимание, что Латвия должна стать более привлекательным местом для людей, которые хотят здесь жить, работать и инвестировать. И я сейчас говорю не только о латвийцах или латышах. Мы должны стать более открытыми для иммигрантов. Иностранцы уже приезжают к нам. Но их пока немного. И обычно это происходит потому, что они женаты или замужем за гражданином Латвии или получают интересное предложение о работе.

- Как можно повысить международную привлекательность Латвии?

- Я считаю, для этого, в том числе, нужно решить вопрос с языковой политикой. Сейчас языковая политика Латвии нацелена на то, чтоб защищать латышский язык. Я не уверен, что это правильный подход. Мой любимый пример в отношении языковой политики — это Сингапур. В Сингапуре живут минимум три крупные языковые общины - китайцы, малазийцы и индусы. Но при этом в системе образования и бизнесе главным языком является английский. Это, конечно, произошло во многом благодаря истории — Сингапур был колонией Великобритании. Но они продолжают использовать это языковое преимущество и сейчас. И это помогает им. При этом, что важно, они не теряют свои родные языки и культуры.

- В Латвии сразу рождается аналогия с русским языком. Но, кажется, эти предубеждения не преодолимы. Министр образования Карлис Шадурскис в разговоре с Delfi категорично сказал, что, несмотря на негативные демографические процессы и избыток вузов, он не видит необходимости вводить русский язык в систему высшего образования, чтобы таким образом привлекать в Латвию иностранных студентов.

- Национализм — это характеристика стран, которые чего-то боятся. Национализм никогда не бывает основой для прогресса. Он ограничивает возможности. Но, к сожалению, эти идеи популярные в политике. В Латвии очень много говорят о "лояльности" и "патриотизме", в отличие, скажем, от Швеции, где эти вопросы не стоят в ежедневной повестке дня. Причем, это не значит, что шведы не любят свою страну. Но в ежедневной жизни они уделяют больше внимания другим вещам.

- Можно долго говорить, что национализм — это искусственно созданная проблема, но тем не менее она есть. В латвийском правительстве за последние десять лет был только один русскоязычный министр — бывший исследователь вашего Центра экономической политики BICEPS Вячеслав Домбровский.

- Тут вы правы. Русскоязычная партия никогда не была в правительстве Латвии, хотя были такие возможности. И я думаю, это большая проблема для латвийского общества и экономики — разделение между двумя языковыми общинами. Мы все время боимся забыть о нашем прошлом. Прошлое — важно. Но русскоязычные лидеры латвийской общины не должны нести ответственность за поступки советских и российских властей.

- В чем выражаются последствия такой политики для страны и экономики? Дефицит идей, специалистов и стратегий?

- Вы абсолютно правы. Если языковая политика разделяет общество, то политическая и экономическая система не могут работать эффективно. Мы ведь даже не можем точно сказать, какая партия в Латвии принадлежит к левому крылу, а какая – к правому. У нас нет привычной для Западной Европы градации по идеологическому принципу. Все, или почти все, определяет язык и этническое происхождение. И такая идеологическая неразбериха создает благоприятную среду для продвижения интересов отдельных бизнес-групп. У нас нет конкуренции партийных программ, конкуренции идей. В свое время я анализировал предвыборные программы партий. Там было много эмоций, много популизма, и практически ничего конкретного и серьезного об экономике и налогах.