Латвийский комитет по правам человека (ЛКПЧ) занял в исследовании почетное место с "призовым" фондом в 290 тысяч евро за период 2012-2014 гг. Это далеко не первый "наезд" на нашу организацию, чье мнение о ситуации с правами человека в Латвии, мягко говоря, не совпадает с мнением правительства. Но теперь-то хоть документально можно доказать, откуда ноги растут, ибо авторы исследования честно признались, что получают финансирование прямо из Госдепа США, а также других дружественных последнему структур. Видна и связь исследователей с программой De facto, которая впервые еще в апреле и анонсировала тогда еще не вполне законченное исследование.

С учетом того, что полемика с Госдепом США не входит в круг моих повседневных задач, прилагаю свою соответствующую апрельскую статью, которая так тогда и не была опубликована. В ней речь идет о том, куда мы "дели деньги", выделенные нам в 2014 году.

Реальная поддержка Фондом ЛКПЧ, кстати, несколько отличается от заявленной "ReBaltica":

2012 — 30,4 , 2013 — 98,3, 2014 — 94,8, итого — 224 тысячи евро.

 

Секреты правозащитной "прачечной"

Мне часто приходилось ощущать неприятное внимание латышских СМИ, подозрительно коррелирующее с аналогичным любопытством со стороны спецслужб. Например, о том, что я первым из депутатов не допущен к государственной тайне, я узнал вовсе не из короткого письма БЗС, а из вышедших парой дней раньше открытых публикаций, где (в отличие от письма г-на Кажоциньша) даже причины отказа в допуске были названы.

Посвященная ЛКПЧ передачапрограммы De facto также на пару дней опередила официальный отчет БЗС, в котором среди многочисленных (по мнению наших чекистов) "агентов Москвы" по имени была названа только депутат Европарламента Татьяна Аркадьевна Жданок.

Нехитрая мысль авторов передачи заключалась в том, что деньги, полученные ЛКПЧ в 2014 году по гранту из возглавляемого самим Сергеем Викторовичем Лавровым фонда, наличными, в виде пожертвований, и/или иными способами, перечислялись на предвыборную кампанию уже в третий раз подтвердившего свою популярность среди избирателей депутата.

Первый руководитель нашей партии (тогда она называлась "Равноправие") Сергей Диманис учил нас, как правильно давать интервью латышскому телевидению: нужно говорить так, чтобы после того, как из интервью вырежут все нежелательное, от него не осталось бы вообще ничего. С удовлетворением отмечаю, что мне это почти удалось: в передаче приведены лишь те мои слова, где я отказываюсь назвать распределение бюджета по статьям, мотивируя это тем, что гранты выделяются на конкурсной основе, и мы не собираемся раскрывать по телевизору наши секреты возможным конкурентам.

Разъяснений, на что реально истрачены эти деньги, в эфире не прозвучало. Спасибо, хоть сказали, что деньги частью распределены на правовую поддержку посетителей ЛКПЧ, частью — на проведение исследований по ситуации с правами человека и популяризацию их результатов в виде публикаций, в том числе и монографий. Тут же было высказано мнение, что истратить на это 90 тысяч евро просто нереально.

Дабы не углубляться в бессмысленную дискуссию, приведу сравнительную таблицу наших показателей (2014) с таковыми у выполняющего сходные функции бюро Омбудсмена (2013).

Показатель Омбудсмен ЛКПЧ Соотношение
 
Бюджет (тыс.евро) 980 95 10,3
Число сотрудников 42 7 6
Устные консультации 2639 493 5,4
Письменные ответы 2505 324 7,7
Проверочные дела/судебные иски 161 30 5,37
Участие в конференциях 36 25 1,44
Выездные семинары в латвийской провинции 5 5 1
Публикации об организации 3969 171 23,2

При десятикратном превосходстве в бюджете государственная структура по остальным показателям отличается от нас гораздо меньше, что свидетельствует о более целенаправленном расходовании нами выделенных на субсидирование организации средств.

Исключением является лишь упоминание в публичном пространстве. Но такое отставание зависит не только от нас, но и от отношения к нам со стороны СМИ. Да и при имеющемся уровне публичности, по данным опроса института стран СНГ 2013 года, 41% русскоговорящих латвийцев знают о нашем существовании, в том числе 32% оценивают нашу работу удовлетворительно.

Конечно, сопоставление показателей в таблице не абсолютно, ибо задачи и возможности двух организаций все же различаются.

Для дотошных читателей отмечу, что в таблице не учтены ответы бюро Омбудсмена на 5476 телефонных звонков. У нас эти ответы не учитываются, ибо большей частью сводятся, как видимо и у братской фирмы, к указанию, куда и к кому обратиться.

Что касается письменных ответов, то их ассортимент у нас гораздо богаче, чем у коллег: наши 324 „ответа" включают 143 составленные посетителям жалобы в различные инстанции и 106 судебных документов.

Вместо проверочных дел, которые имеет право возбуждать Омбудсмен, у нас указано количество возбужденных нами исков в суд, который и проверяет аргументы обидевшей нашего посетителя стороны.

Что же касается качества наших исследований, то у читателя, не желающего судить о нем только по невнятным репликам передачи "De facto", имеется возможность самому изучить соответствующие монографии, помещенные на сайте "russkije.lv" сразу вслед за моей биографией.

PS. 2015 год оказался для нас не таким удачным, как прошлый – финансирование нам срезано примерно втрое. Тем не менее, мы продолжаем оказывать населению правовую помощь, о характере которой вы можете узнать здесь.