Русская Община Резекне







afisha

15 - 16 апреля 2015 г. в Варшаве состоялась 1-я Региональная конференция российских соотечественников стран Северной Европы и Балтийского моря.

Дата добавления (г-м-д): 2015-04-18

Автор: А.В.Лобанов, председатель Всемирного координационного совета российских соотечественников, проживающих за рубежом

15 - 16 апреля 2015 г. в Варшаве состоялась 1-я Региональная конференция российских соотечественников стран Северной Европы и Балтийского моря. В конференции участвовали руководители координационных советов российских соотечественников из 10 стран (Германия, Польша, Дания, Швеция, Финляндия, Исландия, Норвегия, Латвия, Литва, Эстония). В рамках конференции состоялась встреча представителей Германии, Латвии, Литвы и Эстонии с первым заместителем руководителя Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ г-жой Беатрис Балбин и начальником Секретариата директора БДИПЧ г-ном Жаном П.Фреди. В ходе встречи представители стран Балтии и Германии поделились своей озабоченностью общим нарастанием антименьшинственных тенденций, ростом русофобии и неонацистских проявлений в Латвии, Литве, Эстонии и других странах Европы. По итогам встречи руководству БДИПЧ была передана Памятная записка с оценкой ситуации с соблюдением прав человека и прав национальных меньшинств в Латвии, Литве и Эстонии.

 

 

 

ODIHR Director Michael Georg Link

OSCE High Commissioner on National Minorities Astrid Thors

OSCE Representative on Freedom of the Media, DunjaMijatović

 

Уважаемые господа!

 

Хотели бы проинформировать Вас о ситуации с соблюдением прав человека и прав национальных меньшинств, которая сложилась в Латвии, Литве и Эстонии после 1991 г.

 

Латвия. В принятой 4 мая 1990 г. Декларации о восстановлении независимости Латвийской Республики Верховный Совет Латвии, игнорируя Хельсинкский Заключительный акт СБСЕ 1975 г. и другие международные договора, объявил о непрерывности существования Латвийской Республики dejure с 1918-го по 1990 г. На этом основании период с 1940 по 1990 г. был назван периодом оккупацииЛатвии Советским Союзом (1940-1941), нацистской Германией (1941-1944-1945) и опять Советским Союзом (1944-1945 - 1990), и постоянные жители, которые поселились на территории Латвии после 17 июня 1940 г., т.е. начала так называемой "советской оккупации", а также их потомки (всего 893 412 человек или 34,28% от общего числа избирателей), постановлением Верховного Совета от 15 октября 1991 г. были лишены права автоматически получить гражданство Латвийской Республики в соответствии с международно признанным правом оптации. В результате в Латвии был ликвидирован такой основополающий принцип демократии, как всеобщее избирательное право, и это позволило принять дискриминирующие национальные меньшинства законы о гражданстве, о языке и об образовании, а также законодательно оформить курс на политическую реабилитацию бывших нацистских коллаборационистов.

В настоящее время лица без гражданства составляют 13% населения Латвии или 32% представителей нацменьшинств. Сокращение численности лиц без гражданства происходит в основном не за счет приобретения гражданства ЛР, а за счет эмиграции, вымирания и принятия гражданства других государств. Темпы принятия в гражданство путем натурализации  в 2005 году составляли 19 169, а в 2014 г. - только 939 человек.

Документально подтверждены 80 действующих различий в правах граждан и лиц без гражданства. При этом в 17 случаях соответствующими правами обладают даже временно пребывающие в Латвии иностранцы из числа граждан ЕС.

Проживающие в Латвии лица без гражданства составляют 70% от числа лиц без гражданства, проживающих на территории ЕС. Доля местных уроженцев среди лиц без гражданства составляет 41% (в возрасте до 50 лет – 74%). Средний срок проживания в Латвии остальных лиц без гражданства составляет 48 лет.

По данным переписи населения 2011 года основным языком семьи для 62% жителей является латышский язык, для 38% жителей -  русский язык, для менее 1% жителей - остальные языки Тем не менее русский язык на законодательном уровне считается иностранным и не является языком коммуникации с органами власти даже в тех самоуправлениях, где носители русского языка составляют подавляющее большинство населения. Каждой профессии в общественной сфере, а с 2011 года - и для 1/3 профессий в частной сфере, сопоставлен определенный уровень знания латышского языка, позволяющий выпускникам русских школ занять соответствующую должность. Употребление латышского языка при исполнении должностных обязанностей контролируется языковыми инспекциями, деятельность которых сопровождается прогрессирующим увеличением суммы взимаемых с населения штрафов.

С 1995 года продолжается прогрессирующее вытеснение из преподавания в школах нацменьшинств родного языка государственным языком. С 2012 года государственный язык в средних школах нацменьшинств стал преподаваться по методике родного, введен единый с латышскими школьниками государственный экзамен. Исследования Латвийского комитета по правам человека 2015 года показали, что в результате этого процесса ухудшились как собственно знание латышского языка, так и показатели по всем остальным предметам по сравнению с латышскими школьниками. По доле лиц с высшим образованием за этот период латыши и представители нацменьшинств поменялись местами.

В последнее время ситуация с соблюдением прав человека и прав национальных меньшинств в Латвии ухудшается. Любые действия со стороны руской лингвистической общины Латвии, направленные на поддержание культурных связей Россией, на защиту своих прав в сфере языка, образования на родном языке, свободы слова и свободы собраний, а также против героизации бывших нацистских коллаборационистов, правящая элита рассматривает как действия, которые наносят ущерб латвийской государственности. В так называемые "черные списки" включены многие русскоязычные общественные организации, а также отдельные правозащитники и антифашисты. Их телефоны прослушиваются, при поездках в Россию при пересечении границы им устраивается усиленный досмотр. Одновременно Латвийское государство активно препятствует деятельности антифашистских организаций, усиливает языковые репрессии, ограничивает право на свободу слова и свободу собраний, преследует за политическое инакомыслие. Дни русской культуры - традиция, существовавшая еще в Первой Латвийской Республике, а также деятельность многих институций Российской Федерации, призванных оказывать культурное содействие российским соотечественникам, проживающим за рубежом, отнесены Полицией безопасности к угрозам для Латвийской Республики.

Вывод. Начиная с 1991 г., правящая элита Латвии осуществляет курс на строительство так называемой "латышской Латвии", или "Латвии для латышей". 19 июня 2014 года этот курс был закреплен в принятой Сеймом Латвии преамбуле к Конституции Латвии. Парламентская Ассамблея Совета Европы, оценивая ситуацию с соблюдением прав человека и прав национальных меньшинств в Латвийской Республике, еще 8 ноября 2002 г. сделала вывод, что в Латвии сформировался "долговременный дефицит демократии". За последние годы деятельность Латвийского государства в сфере соблюдения прав человека и прав национальных меньшинств стала еще менее соответствовать принятым в Европе стандартам демократии.

 

Литва. В Литве, в отличие от Латвии и Эстонии, был принят так называемый нулевой вариант гражданства, согласно которому гражданами Литвы стали все люди, проживающие в стране и пожелавшие получить литовское гражданство. На принятие данного варианта гражданства, безусловно, оказало  влияние то, что удельный вес национальных меньшинств в Литве гораздо меньше, чем в Латвии и в Эстонии.

К большому сожалению, приходится констатировть,  что  предоставление литовского гражданства всем желающим отнюдь не обеспечивает полного  соблюдения  прав человека и национальных меньшинств в стране. Более того, вступление в Европейский Союз, а также известные события на Украине лишь усугубили правозащитную проблематику в Литве.

25-летний период  существования независимой Литовской Республики позволяет сделать однозначный вывод : власти проводят курс на принудительную ассимиляцию  своих национальных меньшинств через соответствующую языковую политику и литуанизацию русских и польских школ страны.

 В ЕС, как известно, есть страны с 2-3 государственными языками, в Литве-1, литовский. Целый ряд стран подписал Европейскую Хартию региональных языков или языков меньшинств. Литва  отказывается ратифицировать данный документ несмотря на то, что в столице Литвы Вильнюсе около половины населения составляют нелитовцы, в Висагинасе  таковых  более 70%, в Клайпеде-около  40% жителей относятся к русскому , польскому и другим  национальным   меньшинствам.

Несмотря на массовые протесты учащихся, их родителей и учителей, в Литве приняты поправки к Закону об образовании, согласно которым учащиеся русских и польских школ Литвы должны будут сдавать государственный  экзамен  по литовскому языку как по родному языку. Это нереальное требование! Такого не было в Литве даже  в период ее нахождения в составе  СССР!

В опубликованном недавно докладе Департамента государственной безопасности Литвы впервые прямо говорится о том, что школы национальных меньшинств представляют угрозу национальной безопасности.И это несмотря на то, что Литва ратифицировала Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств! Возмущение у национальных общин Литвы также вызвал обыск в двух столичных русских школах в связи с отдыхом детей в летних  лагерях за пределами Литвы.

В упомянутом докладе ДГБ  недвусмысленно говорится о том, что поддержание культурно-образовательных связей  с Россией и поездки на историческую родину свидетельствуют о том, что человек уже завербован или станет в скором времени агентом российских спецслужб!

Спецслужбы Литвы особо и не скрывают того факта, что ведут наблюдение за активистами и лидерами русских общественных организаций, которые все поголовно являются «пятой колонной», агентами Кремля и т.д.

Крайне негативно власти Литвы относятся к проведению  праздничных мероприятия, связанных с Днями российской культуры в Литве.

В 2012 г. Комитет ООН  по Правам человека,реагируя на судыА,Палецкиса,  рекомендовал странам-членам ООН не регулировать в судебном порядке исторические версии.Тем не менее, А. Палецкис был осужден.

У нас также вызывают серьезную озабоченность : рост неонацистских настроений в обществе, попытки фальсификации истории и недостаточный учет интересов и потребностей ветеранов Второй мировой войны, сражавшихся на стороне антигитлеровской коалиции.

Вывод: Ситуация с соблюдением прав человека и прав национальных меньшинств в Литовской Республике ухудшается, однако правительство  Литвы игнорирует критику и  рекомендации международных организаций и исследовательских центров, указывающих на существующие в стране проблемы  с Правами человека и национальных меньшинств. Тем самым  ослабляется авторитет и степень консолидации Европейского Союза  т.к. дискредитируется  важнейший принцип  ЕС : «Согласие в многообразии».

 

Эстония. Главные и болезненные проблемы прав человека и прав национальных меньшинств в Эстонии постоянные, и на протяжении последнего десятилетия существенных изменений не произошло.

Прежде всего, это проблема гражданства и массового безгражданства, возникшая после принятия Закона о гражданстве 1992 года. Тогда доля «неграждан» составила 32% от всего населения Эстонии. С тех пор появилась значительная группа людей, принявших гражданство Российской Федерации с целью избежать унизительного статуса апатрида. В настоящее время доля лиц, ограниченных в социально-экономических правах составляет более 15% населения: 6,3% жителей Эстонии (ок. 90 000) являются негражданами, и 9,4% (более 100 000) – граждане РФ. Темпы натурализации в последние годы не дают оснований надеяться на скорое решение этой проблемы.

Другая болезненная проблема – это нарушение властями Эстонии права на образование на родном (русском) языке.В1993 году эстонский парламент решил, что в независимой и демократической Эстонии всё высшее и гимназическое образование должно быть только на эстонском языке. Не считая частных учебных заведений.И с высшим образованием на русском решить вопрос удалось довольно быстро. Уже к концу 1990-х только 10% студентов Эстонии были не эстонцы (при общей доле неэстонцев в населении свыше 30%); последний частный ВУЗ, полностью работавший на русском языке, Институт экономики и управления, был закрыт под давлением Министерства образования и науки в 2013 году.

Что касается гимназического образования, то с прошлого года окончательно принята система, при которой в русских гимназиях 60% предметов должны преподаваться на эстонском языке. Протесты общественности, школ и даже муниципалитетов Таллина и Нарвы властями проигнорированы, а соответствующие судебные иски не удовлетворены. В настоящее время готовится жалоба в Комиссию по правам человека ООН.

Общее право на использование родного языка для меньшинств не обеспечено. В законодательстве Эстонии официальным и государственным признается лишь эстонский язык. Таким образом, особенно в местах компактного проживания меньшинств, нарушается их базовое право на общение с государственными органами на родном языке. Вводятся все новые требования и цензы владения государственным языком в муниципальных и даже частных сферах. По мнению экспертов, языковая политика «нарушает базовые требования на трех уровнях права, включая международное, европейской и национальное право обоих государств, поскольку наблюдается полное незнание судами и законодателями обоих стран двух важнейших правовых концепций: пропорциональности и косвенной дискриминации. Язык часто выступает в качестве инструмента этнической дискриминации...»[1]

Косвенная дискриминация по языковому и этническому признаку также представляет собой распространенное явление в Эстонии. Например, в 2007 году средний доход неэстонца составлял 85% от дохода эстонца, а в 2011 году - 81%.Среди неэстонцев уровень безработицы в последние годы был почти в два раза выше, чем среди эстонцев. Эта закономерность наблюдается при сравнении этих групп целиком, а также при сравнении отдельно мужчин и женщин.

Анализ, проведенный независимыми социологами показал, что при всех прочих равных условиях у неэстонца, хорошо знающего эстонский язык и обладающего эстонским гражданством, в два раза меньше шансов стать руководителем/ведущим специалистом, чем у эстонца. Кроме того, чем выше уровень образования неэстонца, тем выше шанс, что он  будет ощущать нереализованность потенциала своего образования (особенно это характерно для жителей столицы). По оценке Е.Хелемяэ, к концу первого десятилетия XXI века этническое неравенствона эстонском рынке труда лишь усугубилось.[2]

 

 

А.В.Лобанов,

председатель Всемирного координационного совета российских соотечественников, проживающих за рубежом



[1]Kochenov, D., Poleshchuk, V., Dimitrovs, A. «DoProfessionalLinguisticRequirementsDiscriminate? – ALegalAnalysis: EstoniaandLatviaintheSpotlight» // EuropeanYearbookofMinorityIssues, vol. 10, 2013, P. 178.

[2]Хелемяэ, Е. «Социально-экономические  трансформации в  Эстонии»  // Полещук, В., Степанов, В. (ред.) Этническая политика в странах Балтии, М.: Наука, 2013, С. 219-235.