Русская Община Резекне







afisha

Иррегулярные конфликты: «цветные революции» Анализ и оценка форм, приемов и способов ведения операций по смене режимов в суверенных государствах

Дата добавления (г-м-д): 2015-04-16

Автор: Автономная некоммерческая организация «Центр стратегических оценок и прогнозов»

Развитие  геостратегической  обстановки  в  последние  годы,  опре-
деленное  такими  фундаментальными  сдвигами,  как  истощение
эффективных запасов полезных ископаемых, глобальное потепле-
ние (и связанные с ним процессы миграции, опустынивания пло-
дородных земель, недостатка питьевой воды и др.), а также субъ-
ективные  проблемы  развития  цивилизации (конфессиональные,
этнические,  проблемы  глобальной  финансовой  системы,  появле-
ние  большого  числа  надгосударственных  и  негосударственных
субъектов  и  др.)  привели  к  резкому  обострению  международной
напряженности. В таких условиях все чаще встает вопрос о необ-
ходимости  применения  жестких  мер  реагирования  на  возникаю-
щие  угрозы  с  целью  защиты  государственных  интересов. Тради-
ционным  инструментом  решения  встающих  проблем  является
применение военной силы.
Вместе  с  тем  в  сегодняшнем  в  высшей  степени  глобализиро-
ванном мире даже само намерение применить военную силу ведет
к  росту  нестабильности многих  сфер жизни (причем  даже  в  той
стране,  которая  запланировала  применение  силы,  а  не  только  в
той, против которой сила применяется).
С другой стороны, нынешнее состояние как мировой, так и на-
циональной экономики, общее замедление темпов инновационной
активности  уже  не  позволяет  поддерживать  рост  военных  расхо-
дов на прежнем уровне. Да в  этом и нет  смысла, поскольку при-
менение  накопленных  арсеналов  без  последствий,  в  том  числе  и
для  страны,  его  применившей,  практически  невозможно.  Более
того,  сегодня маловероятны  конфликты,  в  которых  будут  воевать
между  собой  две и  более  высокотехнологичных  армий. В  этом и
заключается  фундаментальный  разрыв,  противоречие  современ-
ной  эпохи:  с  одной  стороны,  глубокий  системный  кризис  совре-
менной  цивилизации,  охвативший  многие  сферы жизни,  требует
жестких мер, вплоть до применения военной силы (другими сло-  8
вами —  нужна  война  для  разрешения  накопившихся  противоре-
чий), а с другой — накопленные арсеналы по типам вооружений и
их огневой мощи в большинстве случаев не могут быть примене-
ны без серьезных последствий, в том числе и для страны, их при-
менившей.
На  этом фоне нарастающий  виток  глобальной инфляции,  удо-
рожание  всех  видов  деятельности  уже  не  позволяет  содержать
вооруженные  силы  и  оборонно-промышленный  комплекс  исклю-
чительно на случай широкомасштабных военных действий. Сего-
дня  у  государства  не  остается  возможности  содержать  армию
только  на  тот  небольшой  промежуток  времени,  когда  она  может
оказаться востребованной.
Конфликты последних лет на примере Югославии, Ирака, Ли-
вии и Сирии показывают, что копившийся годами военный потен-
циал в том виде, в котором он создавался, в большинстве случаев
в условиях обострения обстановки либо не работает вообще, либо
оперативно  требуется  его  перестройка  и  адаптация  к  условиям,
которые, как правило, кардинально отличаются от тех, к которым
готовилась армия. Как результат — крайне низкая эффективность
боевого применения сил и средств для решения стоящих задач.
С  другой  стороны,  попытка  государства  применить  военную
силу  для  решения  задач  обеспечения  безопасности  и  наведения
порядка (как это было в России в ходе трех чеченских кампаний,
либо в событиях на Украине и в Крыму), т.е. для решения именно
тех задач, для которых, в том числе, и создавался многие годы во-
енный потенциал, на деле упирается в крайне отрицательное «об-
щественное мнение» и последующие международные санкции.
Также  необходимо  учитывать,  что широкомасштабному  при-
менению военной силы предшествует этап наращивания сил, а с
началом  применения  необходимо  заботиться  о  и  поддержании
группировки (особенно это важно, если войска привлекаются для
решения  долгосрочных  задач  на  оккупированной  территории).
Эти шаги крайне дороги и могут быть оправданы лишь на очень
короткий  период  времени,  либо  только  в  условиях  ведения ши-
рокомасштабной войны и перевода экономики на мобилизацион-
ный план.   9
Анализ  показывает,  что  Запад  первым  осознал  происходящие
изменения.  Формирование  и  поддержание  группировки  сил  и
средств, к примеру, по той же Югославии или по Ираку обошлись
американским и европейским налогоплательщикам в очень значи-
тельную сумму. При этом необходимо учитывать, что от всей мо-
щи  созданных  группировок  эффективно  применялись  лишь  не-
сколько процентов (как правило, это авиация и силы специального
назначения).
Понимание происходящих изменений отразилось  в усиленном
развитии невоенных средств и методов борьбы (включая экономи-
ческие, информационные и др.). Сегодня Госдепартамент США в
сфере  ведения  противоборства  занимает  гораздо  более  весомую
позицию,  чем  Пентагон,  поскольку  координирует  и  интегрирует
все элементы национальной мощи для решения стоящих задач.
Результатом  такой  работы  стала  концепция «цветной  револю-
ции», когда поставленные политические цели достигаются за счет
использования  внутреннего  протестного  потенциала  без широко-
масштабного применения военной силы.
Сегодня  наиболее  перспективной  концепцией  на  Западе  явля-
ется  концепция  иррегулярных  военных  действий,  подразумеваю-
щая широкое  применение  партизанских,  диверсионных  и  специ-
альных  форм  и  способов  борьбы,  нацеленных  не  на  поражение
противника, а на  завоевание контроля над населением противной
стороны, на устранение неугодного политического руководства.   10

 

 

 

ГЛАВА I
Теоретические и концептуальные основы
иррегулярных военных действий
в современной военной доктрине США
 
 
Процессы  глобализации  приводят  к  формированию  сложной  и
турбулентной  среды  безопасности.  В  современной  глобальной
среде безопасности такие термины, как «однополярный мир» или
«многополярный мир» скорее вводят в заблуждение, так как апел-
лируют  к  территориальному  суверенитету  государств.  Однако
термин «суверенитет» в XXI веке уже не отражает тот смысл, ко-
торый в нем был изначально заложен. Новая реальность суверени-
тета  определяется  не  только  географическими  границами.  В  но-
вых  условиях  территориальный  суверенитет  сегодня может  быть
определен и защищен, культурный, экономический и информаци-
онный поддается защите с большим трудом1.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ...