А далее обычно следуют рассуждения, что открывать рынок труда нужно понемножечку, ставить жесткие ограничения, чтобы к нам ехали "ТОЛЬКО квалифицированные специалисты", чтобы они сразу начинали учить латышский язык и "приобщаться к латышской культуре и латышским ценностям". А то, дескать, как хлынут к нам все эти "турки-китайцы" — и пропадет у нас "латышскость". Вай, диевини!

Мне не нравится слово "гастарбайтеры", оно само уже несет уничижающий смысл, я предпочитаю говорить "трудовые мигранты". Латвия проходила через этап трудовой иммиграции в 50-80-х годах прошлого века, когда сюда приехала большая часть тех, кого латыши называют "оккупанты". И высокомерное отношение к трудовым мигрантам у латышей — с тех времен.

В советское время я многократно слышал от своей латышской родни: "Эти приезжие русские такие некультурные, по-латышски не говорят, ругаются и водку пьют…" Когда я им замечал, что 80% преподавателей и докторов наук в технических вузах Латвии — "трудовые мигранты", что цвет инженерии — тоже мигранты, что все мосты, дороги, электростанции, заводы спроектированы и построены в основном этими "некультурными русскими", они отмахивались: "Все равно они — некулту-у-урные!"

Во время же Атмоды слово "мигрант" у латышей вообще стало ругательным. Они просто воспарили над "этими убогими", над "этим быдлом". Таких унижений, как испытали наши русские трудовые мигранты, пожалуй, не испытывал ни один европейский народ. "Чемодан-вокзал-Россия!" — мы слышим уже 25 лет. Слышат все, включая вузовских профессоров, ученых, врачей и инженеров. И многие из них взялись за чемоданы…

И что же в результате? Расскажу на личном примере. Помните, в 1975 году состоялся советско-американский полет в космос "Союз-Аполлон", и впервые была проведена стыковка американского и советского космических кораблей. Тогда весь мир впервые смотрел ЦВЕТНУЮ телевизионную передачу с орбиты и удивлялся ее качеству.

А знаете, что это видео было снято не на американскую, а на НАШУ аппаратуру? Американцам не удалось создать для космоса компактный профессиональный видеомагнитофон, а нам — удалось. Американцы взяли свой любительский "бетакам", и картинка с него была кошмарной, а с нашего видика — отличной. И наши космонавты подарили копии своих пленок американцам для показа в мировом эфире.

Этот космический видеомагнитофон назывался — "Малахит". А сконструирован и изготовлен он был в КБ "Орбита" Рижского радиозавода. И электроника, и механика. А точность изготовления отдельных его частей была — доли микрона, то есть 40 лет назад в Латвии уже были нанотехнологии. Для тех, кто не знает, доли микрона — это уже "нано".

КБ "Орбита" — мое КБ, я там проработал 14 лет, с 1978 по 1992 год. Последней разработкой моей лаборатории был спутниковый ТВ-тюнер. И работали у нас сплошь "некультурные мигранты", инженеры-конструкторы — Гриша Мурин, Вася Прохоров, Эдик Марков, Дима Дубов, Валера Антонюк, Марк Нурок, Витя Еременко, Витя Небритов, Андрей Кирьянов и ваш покорный слуга. На весь наш отдел (80 человек) было только 3 или 4 представителя "культурных". Зато уж разоряли в 1992 году наше КБ, пилили уникальные приборы-станки на металлолом — исключительно "культурные" народнофронтовцы.

Недавно я зашел в свое КБ на Валдемара, 137, там сейчас — "Макслас скола". Побродил по знакомым коридорам, сунул нос в пару лабораторий… Знаете, что делают там, где 25 лет назад конструировали космические видеомагнитофоны и спутниковые тюнеры? Там лепят глиняные горшки! Потрясающий прогресс латвийской науки и технологии за 20 лет, правда? Еще 20 лет пройдет, и там будут конструировать каменные топоры…

Ладно, я немного отвлекся. Есть два вида миграции. Первый: когда трудовые мигранты из недоразвитых едут в высокоразвитые страны — мести улицы, стирать белье и жарить сосиски. То есть выполнять работу, которую богатое и образованное местное население делать не хочет.

А есть наоборот — когда, скажем, в дикую Африку едут ученые, инженеры, рабочие из высокоразвитых стран — строить заводы, дороги, порты. То есть делать работу, на которую местное население не способно. Они — тоже трудовые мигранты. И еще — научные мигранты, а еще — инженерские мигранты, а еще — управленческие мигранты. Они — мигранты цивилизации.

Именно ТРУДОВЫЕ мигранты построили Америку и Австралию, а не халявщики-песенники. Не приедь европейцы на американский континент, там бы до сих пор самым высоким домом был вигвам шамана племени гуронов, а огонь добывали трением. Я понимаю, мечта некоторых народов — жить в вигвамах и лепить горшки. Но она уже неосуществима. С тех пор как человечество изобрело способ передвигаться на дальние расстояния, "окуклиться" не удается ни одному племени.

— Ты на что намекаешь, Алексеев? — А я не намекаю, я говорю прямо: трудовые мигранты 50-80 годов несли в Латвию развитие и прогресс, а 20 лет "антимигрантской" латышской власти — регресс и деградацию. За 20 лет мы прошли путь от космической техники к глиняным горшкам. И факт этот неоспорим, он очевиден.

Ну, да бог с ними — пусть себе лепят, но я не понимаю, откуда у них такое высокомерное отношение к гастарбайтерам, ко "всяким туркам-китайцам", которые якобы ломанутся на них работать и проникаться латышской культурой, как только латыши разрешат трудовую миграцию.

Они вообще знают, что Турция — мощная индустриальная держава, где тысячи современных заводов, сотни первоклассных университетов, что турецкие строительные компании — лучшие в мире и строят по всему миру. И что если турки к нам вдруг поедут, то они поедут не мигрантами-обслугой, а мигрантами-хозяевами. И латышам придется учить турецкий язык, а не наоборот.

Или китайцы, которые сейчас являются цивилизационными мигрантами для Африки. Они там строят добывающие и перерабатывающие предприятия, дороги, порты, инфраструктуру. Вы думаете, они там учат зимбабвийский язык и проникаются "зимбабвийскостью"? Как бы не так! Это у китайских трудовых мигрантов — инженеров и специалистов — местные аборигены моют полы, а не наоборот.

Но не бойтесь, ребята, они не поедут. Чтобы сейчас в Латвии построить что-то путное, нужно сначала привезти сюда денег (своих тут нет), потом привезти строителей (своих тут нет), потом привезти технологии и оборудование (своих тут нет), потом привезти инженеров-техников-рабочих (своих тут нет), потом привезти сырье (своего тут нет), потом произвести продукцию и увезти ее назад (покупателей здесь тоже нет). И зачем туркам-китайцам нужен весь этот геморрой? Да еще с нашей непременной "латышскостью"?

Но кое-какая иммиграция все-таки появилась. Уже более 3 тыс. богатых россиян купили себе недвижку в Юрмале и получили вид на жительство. Это не "трудовые", это — "отдыхающие" мигранты, мигранты-хозяева. Вот им уже латыши как раз моют полы и для них учат русский язык. Латыши у них — обслуга, а не наоборот, как мечталось.

И когда я вижу презрительное отношение латышей к трудовым мигрантам — к русским прошлого века или к тем туркам-китайцам, которые якобы вот-вот понаедут, — я недоумеваю. Страна — нищая, треть народа моет посуду в Европе, а понтов-то! Откуда такие барские замашки? В ваших жилах течет княжеская кровь? Ваш папа — Ротшильд? Вашу страну зовут — Эмираты? Трудовые мигранты вам не нравятся? Не нравятся "трудовые" — получите "мигрантов-хозяев". Уже получаете.

И, наконец, для тех культурных латышей, которые нас, "некультурных русских", вот уже 25 лет от души напутствуют — "чемодан-вокзал и т.д.": учтите, друзья, что главная христианская идея в латвийском варианте звучит так: "Не пожелай чемодана ближнему своему. А то сам чемодан получишь".

Автор участвует в дискуссии на портале IMHOClub.lv